четверг, 12 мая 2011 г.

ВИЗУАЛЬНАЯ СИСТЕМА


Тридцать пять процентов людей предпочитает визуальную систему представления информации.
Люди с хорошо развитой визуальной системой мыслят образами. В их воспоминаниях больше зрительных деталей, чем ощущений и звуков, и они охотнее рассказывают, как выглядели люди и вещи, чем то, что было сказано и что они тогда чувствовали. Визуальные отличительные признаки у них богаче и подробнее, чем у аудиальных и кинестетических людей. Приведем примеры визуальных предикатов:
-        «Я хочу яснее представить этот предмет».
-        «Картина слишком туманна».
-        «Точка зрения на проблему…».
-        «Будущее слишком схематично».
-        «Это блестящая идея».
-        «Это совсем не ясно».
-        «Хотелось прояснить этот вопрос».
-        «Мы можем встретиться с глазу на глаз».
-        «Это пессимистический взгляд».
-        «Вот приятное зрелище».
-        «Без тени сомнения».
-        «Очевидно, что…».
У визуально ориентированных людей – визуалов - центр дыхания находится в верхней части груди. Дыхание быстрое и поверхностное, чем у аудиальных и кинестетических. Когда люди мыслят визуально, они жестикулируют по направлению вверх своей головой и руками.
Визуальными жестами могут быть подчеркнутые движения руками, головой и телом, или что-то более сдержанное – например, пальцы, направленные вверх. В визуальном мышлении есть к тому определенные особенности голоса. Когда человек говорит в зрительном режиме, он часто говорит быстро, чтобы успевать за всеми картинками, которые создаются в уме, и высота голоса больше, чем в аудиальном и кинестетическом видах мышления.

суббота, 26 февраля 2011 г.

драмлайн

буду очень признателен, если подскажете на каких лучше клавишах играть: есть миди касио, софт, подключен, думаю включить метроид тема, с денди 8, прошу совета, потомучто половна не совпадает, думаю в фл намутить ординарных ваувауфоу, но по-этому и спрашиваю. мб тяжеляк-мадам подскажет, ..короче, прошаренные ребята, вокала нет(мб потом и будет, но это 6-7марта, и не факт, ..) потом, оцените, и ошибки я вижу, но мб я их таки и не вижу лол, короче, реквест подходящих инструментов. лол. хотул сам намутить, но без вас, походу, не смогу. цём.
рокет лонч через 30-45 минут. лол. в ближайшие 2 дня, потомучто буду спать. но очень на Вас надеюсь.
П.П.С когда писал милимусорам, писал слово вас с маленькой буквы, короче, короче..
http://rghost.ru/4553428
я пьян, но хочу сохранить стилиситку. потомучто. потомучто.

среда, 23 февраля 2011 г.


бесполезно, на мой взгляд. Ливийцы сейчас актуальны, но нет пояснения для их блогов на их языке...я бы посмотрел, да и мотивы непонятные, на всё "то".
Да и вообще(
Ок, буду пихать доморощенный драм, если интересно. Кто-нибудь, купите мне свены нормальные!!)




Музыка из к/ф Большой Лебовски

Шикарнейший саунд, даже для 98 года)
И да, там играет Джефф Бриджес.


«The Man in Me» — автор-исполнитель Боб Дилан.
«Her Eyes Are a Blue Million Miles» — автор-исполнитель Кэптэйн Бифхарт.
«My Mood Swings» — авторы Элвис Костелло и Кейт О'Риордан; исполнитель Костелло.
«Ataypura» — автор Мойзес Виванко; исполнительница Има Сумак.
«Traffic Boom» — автор-исполнитель Пьеро Пиччиони.
«I Got It Bad & That Ain’t Good» — авторы Дюк Эллингтон и Пол Френсис Уэбстер; исполнительница Нина Симон.
«Stamping Ground» — автор Льюис Т. Хардин; исполнитель Moondog в сопровождении симфонического оркестра.
«Just Dropped In (To See What Condition My Condition Was In)» — автор Микки Ньюбари; исполнение Кенни Роджерс и The First Edition.
«Walking Song» — автор-исполнитель Мередит Монк.
«Glück das mir verblieb» из оперы Die tote Stadt — автор и дирижёр Эрих Вольфганг Корнгольд; исполнители Илона Штейнгрубер и Антон Дермота в сопровождении австрийского симфонического оркестра.
«Lujon» — автор-исполнитель Генри Манчини.
«Hotel California» — авторы Дон Хенли, Гленн Фрай и Дон Фельдер; исполнение Gipsy Kings.
«Technopop (Wie Glauben)» — автор-исполнитель Картер Бёруэлл.
«Dead Flowers» — авторы Мик Джаггер и Кит Ричардс; исполнитель Таунс ван Зандт.
[править]
Прочая музыка из фильма
«Tumbling Tumbleweeds» — автор Боб Нолан; исполнение The Sons of the Pioneers.
«Реквием: Интроит и слёзный день» — композитор Вольфганг Амадей Моцарт; исполнение Словацкий филармонический оркестр и хор.
«Run Through the Jungle» — автор Джон Фогерти; исполнение Creedence Clearwater Revival.
«Lookin' Out My Back Door» — автор Джон Фогерти; исполнение Creedence Clearwater Revival.
«Behave Yourself» — авторы Букер Ти Джонс, Стив Кроппер, Эл Джексон младший и Льюи Штейнберг; исполнение Booker T. & the MG's.
«I Hate You» — авторы Гэри Бюргер, Дэвид Хавличек, Роджер Джонстон, Томас Е. Шоу и Ларри Спэнглер; исполнение The Monks.
«Гном» из «Картинок с выставки» — композитор Модест Мусоргский; оркестровка Морис Равель.
«Mucha Muchacha» — автор-исполнитель Хуан Гарсия Эскивель.
«Piacere Sequence» — автор-исполнитель Тео Узуэлли.
«Standing on the Corner» — автор Франк Лоэссер; исполнитель Дин Мартин.
«Tammy» — авторы Джей Ливингстон и Рэй Эванс; исполнительница Дебби Рейнольдс.
«Песни китов».
«Oye Como Va» — автор Тито Пуэнте; исполнитель Карлос Сантана.
«Peaceful Easy Feeling» — автор Джек Тэмпчин; исполнение Eagles.
«Branded Theme Song» — авторы Алан Элч и Доминик Фронтьер.
«Viva Las Vegas» — авторы Док Помас и Морт Шуман; исполнители Биг Джонсон (совместно с Банни Лебовски) и Шон Колвин.
«Dick on a Case» — автор-исполнитель Картер Бёруэлл.

м.б. потом напишу рецензию на Трон 3д, если получиться всё обьективно оценить. А пока что, простые мелодии, но очень знакомые, хотя их названия мало кто знает)

п.п.с. по первым запросам гугла, рецензии на трон делались мудланами, которые смотрели экранку. привет!)
И, судя по моему местоположению, Харьков оказался не просранной столицей лёгкой промышленности, а столицей кинорецензоров, лол

понедельник, 21 февраля 2011 г.

Чингисхан и его сокол, Коэльо

  Во  время  недавнего  посещения  Казахстана,  страны в  Центральной  Азии,  мне представилась возможность понаблюдать за охотой с соколами.  Не  стану вдавать- ся здесь в рассуждения относительно оправданности употребления  в  данном  случае слова  «охота». Замечу лишь,  что в  этом  действе  совершается  один  из  при родных циклов.
Я был без переводчика,  но то,  что в иной  ситуации могло  стать проблемой,  оказалось  благом. возможности общения,  я больше обращал внимание  на действия. Сначала свита охотника остановилась,  сам он отделился от нее, снял колпачок с головы птицы. Я не знал, почему он остановился именно в том месте, и некого было спросить.

Сокол  взлетел,  описал  несколько  кругов  в  воздухе и вдруг выверенным нырком устремился к оврагу и исчез в нем.  Приблизившись,   мы  заметили,  что он  держит в лапах лисицу.  Потом сцена повторилась еще
На обратном пути я встретился с моими знакомыми,
уже поджидавшими меня, и смог наконец задать вопрос, каким образом удается приручить сокола и заста- вить его делать все то, что я видел, в частности покорно сидеть на руке хозяина (и даже на моей  на которую
посадили,  предварительно  повязав  кожаные  ман- жеты   благодаря  этому я  смог  увидеть  вблизи  его острые когти).
Внятного  ответа я так и не получил. Все только то,
что это искусство передается из поколения в поколение, отец учит сына, тот, в свою очередь, учит своего сына  и так далее.  Но  навсегда останется  в памяти сетчаткой моих глаз удивительная картина:
на фоне заснеженных гор силуэт лошади и всадника, взлетающий с его руки сокол и выверенный  нырок в цель.
А еще  запомнится  легенда,  которую  рассказал  мне
потом за обедом один из сопровождающих.
Однажды утром монгольский  завоеватель Чингисхан со своей свитой отправился на охоту. Его спутники во- оружились луками и стрелами, а сам он держал на руке любимого сокола. С ним не мог сравниться никакой стрелок, потому что птица выглядывала жертву с неба, куда человек не способен подняться.
И все же, несмотря на азарт, овладевший охотниками,
никто  из них так ничего и не добыл.  Разочарованный Чингисхан возвращался в свой лагерь, и, чтобы не вы- мещать дурное настроение на своих товарищах, он удалился от свиты и поехал один.
Они слишком задержались в лесу, и Чингисхан изнемогал от усталости и  от жажды. Из-за  засухи, слу- чившейся в том году, речки пересохли, и нигде нельзя было найти ни глотка воды, но вдруг  о чудо!   он заметил тоненькую струйку воды, стекающую со скалы.
Тотчас же он снял с руки сокола,  достал небольшую серебряную  чашу,  всегда находившуюся  при нем,  под- ставил ее под струйку и долго ждал, пока она наполнится до краев.  Но  когда он  уже подносил  чашу к губам, сокол взмахнул крыльями  и выбил ее, отбросив далеко в сторону.
Чингисхан  пришел в ярость. Но все же он очень любил этого сокола и к тому же понимал,  что птицу тоже, наверное,  мучает жажда. Он поднял чашу, вытер ее и снова  подставил  под  струйку.  Не  успела  она  наполниться и наполовину,  как сокол опять выбил ее из руки.
Чингисхан  обожал птицу,  но он никак  не мог допустить столь непочтительного  отношения  к себе.  Кто- нибудь мог стать свидетелем  этой  сцены,  а потом  рассказать  его  воинам,   что  великий  завоеватель  оказался не способен  проучить  какую-то  птицу.
Он  извлек  меч,  а другой рукой поднял  чашу и подставил ее под струйку, одним глазом следя за водой, а дру- гим  за соколом.  Когда  воды набралось  достаточно, чтобы утолить жажду, сокол снова взмахнул
задев ими чашу, но на этот раз Чингисхан точным ударом меча  рассек  ему грудь.
И тут струйка иссякла.  Полный решимости во что бы то ни стало добраться до источника,  Чингисхан стал взби- раться на скалу. Он обнаружил его на удивление быстро, но в нем, прямо в воде, лежала мертвая змея   самая ядовитая из всех обитающих в тех местах змей. Если бы он выпил воды, не быть бы ему в живых,
Чингисхан вернулся в лагерь с мертвым соколом в рука х и  приказал  изготовить  его изваяние  из чистого  зо- лота,  выгравировав  на одном  крыле:
«Даже когда твой друг совершает поступки,  которые
не по душе, он остается твоим другом».
На другом же крыле он распорядился  написать:
«То, что делается в ярости,  не ведет к добру».

четверг, 17 февраля 2011 г.

ФЛ студио драм

Делаю драмчик по этому туториалу. Вроде бы начало выйшло неплохое; если получиться что-нибудь толковое, то выложу тут.

вторник, 15 февраля 2011 г.

Друиды: романтический образ

 
  С разрушением Древнего мира и взлетом средневекового христианства в Западной Европе знание друидов было утрачено. Оно потонуло в давно забытом прошлом, потому что стало неуместным и ненужным. Языческое прошлое Галлии и Британии не имело отношения к истории человеческого Падения и Искупления. Для христиан было важно лишь одно прошлое: то, что содержалось на страницах Ветхого и Нового Заветов. Языческих поэтов можно было лишь цитировать, а не читать в первоисточниках. Еще их могли возносить, как Вергилия, до статуса волхва, а обрывки из греческих и латинских поэтов сгребались в кучу в закрома энциклопедистов, таких, например, как Исидор из Севильи. Но кельты и германцы, друиды и барды, не считались достойным предметом изучения просто потому, что не было им места в исторической картине мира средневековых ученых.  
  Новое открытие друидов произошло случайно, непреднамеренно и между прочим, с изменением интеллектуального климата, обозначившего начало эпохи Возрождения (Ренессанса). Заново были открыты, изданы, распространены, наконец, напечатаны сочинения классических авторов, в которых в том числе упоминались кельтские религиозные ордена. В предыдущей главе мы уже обсуждали эти тексты. Почти все они стали доступны ученым к XVI столетию: лишь немногие стали известны после той поры, исключением является Бернский комментарий к Лукану, который был обнаружен и опубликован в 1869 году. Цезарь, Плиний, Тацит и другие стали доступны в манускриптах уже с XV века. Цезарь был напечатан в Венеции в 1511 году, Тацит – в Риме четырьмя годами позже. В Англии сэр Генри Сэвиль перевел часть «Историй» Тацита в 1591 году, а спустя семь лет второе издание сопровождалось уже переводами «Анналов» и «Германики», сделанных Ричардом Гринуэем. Филимон Холланд, этот «мастер перевода», презентовал обществу живые, хотя достаточно вольные, переводы многих классиков, в том числе в 1601 году «Естественную историю» Плиния, а в 1609-м – Аммиана Марцеллина. В 1604 году Клемент Эдмондс перевел и выпустил «Записки» Цезаря со своими комментариями. Таким образом, основные упоминания о друидах стали доступны широкому кругу читателей, то есть не только ученым, которые могли познакомиться с ними в оригинале, но и обычным образованным людям. Итак, информация была обнародована, но это вовсе не означало, что она встроилась в соответствующую ей историческую картину, кроме, разумеется, той, что рисовали классические, греческие и римские, авторы. Всякое осознание природы кельтского мира, к которому принадлежали друиды, зависело от концепции далекого доисторического прошлого, которое принижала и на которое посягала Западная Европа, как и весь античный мир. Этому прошлому еще предстояло быть открытым тогда еще не отработанными методами археологии. Однако, хотя к XVI веку этих данных еще не было, доклассическое прошлое такого рода ни в коем случае не игнорировалось. Его существование, в конце концов, было неотъемлемой частью Ветхого Завета, прежде всего в повествовании о Потопе и дальнейшем заселении Земли потомками трех сыновей Ноя, Сима, Хама и Иафета. Любая реконструкция человеческого прошлого неизбежно начиналась с этого бесспорного божественно зафиксированного события. Так что с общего согласия было признано, что европейцы произошли от Иафета, через сына его, Гомера. Здесь не место анализировать запутанную филологию, основанную на созвучиях имен Гомери и Кимвры, киммерийцы и кимры, договорившуюся до того, что валлийцы были евреями, а Ева и Адам разговаривали на кимврийском языке (предшественнике саксонского). Тем не менее эта мифология сынов Гомера, как мы дальше увидим, путала и мучила британскую античность до XIX столетия. Любое рассмотрение, включение друидов в число древних галлов или бриттов, начиная с Возрождения и далее, на протяжении веков должно было лишь подкреплять легенду о достопочтенном происхождении европейцев от Ноя и восходить к Эдему.  
Но и в мифологии наблюдались разные течения, самым вопиющим из которых были абсолютно поддельный текст и фальшивые комментарии, написанные Анниусом Витербским. Опубликованные в 1498 году, они якобы были созданы вавилонским историком Берозусом и представляли истинную историю заселения мира после Потопа. В этом сочинении Анниус использовал классические тексты, упоминавшие о друидах, выхватывая из них имена и титулы и приписывая их вымышленным царям древних кельтов. Так мы узнали Друиса, Бардуса, Кельта и Самотеса (последний от неправильно прочитанного слова «semnotheoi» у Диогена Лаэртского, которое нам встречалось в главе 3), а также Саррона, обязанного своим существованием ошибке переписчика труда Диодора Сицилийского, прочитавшего «sarronidas» вместо «drovidas». В Британии сфабрикованная Джеффри Монмутом в XII веке ранняя британская история сохраняла свои авторитетные позиции среди ученых упрямцев до XVI века, когда стараниями Бэйла и Каюса в 1550 году Британию покорила новая фальшивка, Анниуса. Джон Уайт из Бэйсинстока объединил эти две мифологии в одну справочную, очень волнующую и абсолютно вымышленную, родословную нации. Однако к концу этого века трезвое изучение и беспристрастный подход к прошлому, проявленные, например, Уильямом Кэмденом, проторили дорогу к оценке друидов на фоне и в связи с реальной, а не придуманной исторической обстановкой.
  Между тем на континенте XVI век проявил возрождение интереса к друидам в совсем ином ключе. Особенно это коснулось Франции, где доримское прошлое оказалось бурно воспринятым в качестве основы национального мифа, в котором галлы и германцы преобразились в респектабельнейших праотцев. Юстус Бебелиус в 1514 году написал трактат о философии древних германцев, за которым последовал ряд хвалебных сочинений о галльских друидах. Жан Лефевр написал в 1532 году, на французском, сочинение «Les Fleurs et Antiquitez des Gaules, ou il est traite des Anciens Philosophes Gaulois appellez Druides» («Галльские цветы и древности», в котором он говорил о древних галльских философах, называемых друидами). Пикар в 1556 году и Форкадель в 1579 году связывали галлов с мифологией Анниуса, и последний, будучи адвокатом из Тулузы, проявил профессиональный интерес к юридическим знаниям и методам друидов в сочинении «De Gallio Imperio et Philosophia». Титул книги Ноэля Тайлепида, опубликованной в 1585 году, показывает размах ее обзора: «История государства и республик друидов, евбатов, сарронидов, бардов, ватов, древних французов, правителей земли Галльской со времени Всемирного потопа и до прихода Иисуса Христа в этот мир. В двух книгах, содержащих их законы, политику, указы, устройства церковного и светского». Здесь мы встречаем много знакомых по Анниусу имен и названий (ваты, друиды, саррониды, евбаты, барды), судебные установления друидов пышно озаглавлены «Ordonnances des Druides Iurisconsultes S.P.Q.G.», то есть указы сената и народы Галлии, представленные в 20 высокопарных разделах. Тайлепид датирует Потоп 2800 годом после сотворения мира и постепенно, в соответствии с общепринятой хронологией, доходит до галлов и друидов примерно к 1200 году до н. э.  
  В следующем столетии на континенте эту тему развивали приблизительно так же. Гинебаут в 1623 году опубликовал изображение урны для праха, найденной близ Дижона, с подозрительной надписью на греческом: посвящением некоему Цхиндонаксу, не только друиду, но и «князю ватов, друидов, кельтов, дижонцев». Последнее представляет собой милый образчик местной гордыни. Особое внимание продолжали привлекать друиды как законодатели. Так, Франсуа Мейнард в 1615 году опубликовал речь на латыни о «друидической омеле, как символе юриспруденции».
Патриотические чувства требовали признания друидов не только галлами, но германцами. Эта традиция началась с Бебелиуса (1514 г.) и с подзаголовка труда Элиаса Шедиуса от 1648 года («De Dis Germanis»), гласившего «Религия древних германцев, галлов, бриттов и вандалов».  
  Исайя Пуфендорф в своей «Диссертации о друидстве» от 1650 года особо останавливается на рощах друидов, земляных алтарях и человеческих жертвоприношениях. Титульный лист «De Dis Germanis» демонстрирует лишенную привлекательности точку зрения «жесткого» примитивизма: рощу, усеянную обезглавленными человеческими телами, в то время как друид в длинном одеянии, украшенный дубовыми ветками, выглядит весьма почтенно и даже величественно, несмотря на то что в руках у него окровавленный кинжал для жертвоприношений, а рядом стоит зловещего вида жрица-помощница, размахивая отсеченной человеческой головой. Перед ней находится барабан, по которому она стучит двумя бедренными костями.